Путешествие на электричке 18-02-2003

Статьи » Путешествие на электричке 18-02-2003

Непризнанная республика Абхазия стала еще ближе к России. В чем убедились корреспонденты "Итогов", проехав на электричке из Адлера в Сухуми и обратно

Подросло поколение, не подозревающее, что, например, Гагру, где любили отдыхать ударники коммунистического труда и представители советской творческой интеллигенции, следует искать вовсе не в Южной Америке, а на Черноморском побережье Кавказа. Сухуми в силу сугубо политических причин с известностью повезло куда больше. Лишившись окончания "и", город превратился из центра автономии в составе Грузии в столицу непризнанной республики Абхазия, не скрывающей своих пророссийских настроений.

Недавно Москва сделала заметный шаг навстречу жителям Абхазии. Восстановив после многолетнего перерыва железнодорожное сообщение между Адлером и Сухумом, Россия прорвала транспортную блокаду бывшей "всесоюзной здравницы". Хотя формально возобновление движения поездов - чисто коммерческий проект, экономические и политические интересы Москвы просматриваются за этим шагом вполне определенно. По сути речь идет о постепенном восстановлении влияния России в Закавказье, что без реанимации наземного транспортного сообщения с регионом вряд ли возможно. Абхазии же во всем этом геополитическом раскладе предстоит сыграть роль своеобразного моста. В самой республике с пуском поезда Адлер - Сухум связывают надежду на возрождение курортного рая.

Электричка идет на юг
В Адлере на сухумскую электричку мы сели без проблем. Наши попутчики - жители Абхазии, делающие свой маленький бизнес в России. Весь "абхазский экспорт" - мандарины и лаврушка - идет в РФ через единственный пропускной пункт на пограничной реке Псоу. Кто-то ее называет дорогой жизни, кто-то - дорогой позора, причем оба определения, похоже, не исключают друг друга. Ведь если бы жители Абхазии лишились возможности возить на продажу в Россию мандарины, лавровый лист и мимозы к 8 Марта, абхазские города и села просто бы вымерли. Стыдиться же приходится уже нам. Сверхнормативной данью на "мосту дружбы" обложены практически все, его пересекающие. Комфорт стоит еще дороже, в чем мы убедились на собственном опыте. Так, мы попытались пройти границу пешком напрямик, дабы не огибать коттеджи таможенников, чудесным образом выросшие на близлежащем пустыре. За это нам пришлось заплатить две сотни рублей. До нас этим же маршрутом проезжали депутаты Госдумы и, как рассказывают, тоже были сильно возмущены.

Зато теперь мандарины и лавровый лист можно перевозить в электричке, регулярно курсирующей между Адлером и Сухумом. Впрочем, крупногабаритные грузы перевозить запрещено, да и идет электричка страшно долго: сто километров более чем за шесть часов. По дороге машинисту приходится останавливаться и пинками сгонять с рельсов обнаглевших коров, которые такого зверя, как электропоезд, не видели, а потому совершенно не боятся.

В нашем вагоне разговоры исключительно о большой политике: все саммиты СНГ и двусторонние встречи на высшем уровне жители непризнанной республики обсуждают так же живо, как и футбольные матчи. Когда открывали сообщение, в Сухуме были готовы к тому, что в Тбилиси эту электричку раздуют до масштабов бронепоезда. Сразу же появились угрозы блокировать базы Группы российских войск в Закавказье, прервать дипломатические отношения, дойти до ПАСЕ и Совбеза ООН. Выпустить пар удалось только на неформальной встрече лидеров СНГ в Киеве, где Владимир Путин объяснил, что электричка - это коммерческий проект, а вовсе не оккупация. Тут же выяснилось, что в принципе Грузия готова восстановить железнодорожное движение не только до Сухуми, но даже до Тбилиси и далее - до Армении и Азербайджана. "Но опять-таки синхронно с началом процесса возвращения беженцев в Абхазию", - уточнил Шеварднадзе.

В этот момент поезд подошел к Гагре. Надо сказать, что зимний вечер в Гагре, воспетый в известной киноленте, сильно отличается от зимнего утра в Гагре, пережившей войну. В ходе войны 1992-1993 годов некогда самый фешенебельный советский курорт испытал на себе высадку морского десанта. Здесь наш политически подкованный собеседник Нестор, успешно поторговавший лавровым листом в Новороссийске, сошел, так и не успев изложить нам свои взгляды на проблему возвращения грузинских беженцевЙ

Граждане "кофейной республики"
Общественный транспорт в столице Абхазии прекращает движение часа в два дня. Поэтому большая часть сотрудников госучреждений предпочитает не возвращаться с обеда. В 16.00 пустеют и правительственные кабинеты. Как нам сказали, "такова местная специфика", а со спецификой особо не поспоришь. Зато многих министров и высокопоставленных сотрудников президентской администрации можно встретить в кофейне на набережной, получившей всесоюзную известность. В России ее помнят как кофейню "У Акопа". Местные называют это колоритное общепитовское заведение менее почтительно - "брехаловка".

Сам легендарный Акоп уже умер, но дело его, как говорится, живет. За чашкой кофе мы, например, выяснили, что если России не нужны курорты Абхазии, то скоро все окажется в руках турок. Там же нас уверили, что турки уже вложили миллион долларов в угольные шахты Ткварчели. Не верят завсегдатаи кофейни "У Акопа" и в коммерческое предназначение электрички из Сочи в Сухум. По их мнению, Абхазия - это всего лишь мост, главная цель России - пробить дорогу к своему стратегическому закавказскому партнеру Армении.

Согласно традиции, как только ты оказываешься "У Акопа", должности, ранги и звания остаются за порогом. Поэтому видный человек с начальственными нотками в голосе и в хорошем костюме слушал дискуссию молча, никого не перебивая. И лишь под занавес обронил: "Россия использует нас в качестве приманки, с помощью которой управляет Грузией. Если Грузия пойдет на очень большие политические уступки, ей могут позволить нас проглотить".

После того как с большой политикой было покончено, перешли к кинематографу. Оказалось, что "Маленького гиганта большого секса" снимали на суверенной территории этой "кофейной республики". В память об этом событии остался небольшой павильон с надписью "Чегем" - так назывался придуманный Фазилем Искандером горный аул.

Киви по-президентски
Абхазию как только не называют - курортным раем, раем мандариновым. Однако этот рай нуждается в масштабных восстановительных работах - в капитальном ремонте с модернизацией. Для чего нет ни средств, ни, похоже, решимости. Если бы Россия заявила, что войны здесь больше не допустит, все уже давно было бы восстановлено, а гостиницы не смотрели бы на море пустыми глазницами. Так считают в республике. Курортный бизнес и тропическое земледелие - вот два кита, на которых могла бы стоять экономика Абхазии.

Кстати, к земледелию тяготеет и президент непризнанной республики Владислав Ардзинба, выращивающий на президентском подворье даже киви, которые на поверку оказались морозоустойчивее мандаринов. С оглядкой на президента многие местные чиновники тоже начали выращивать киви - примерно как наши с некоторых пор принялись осваивать горные лыжи. Впрочем, в абхазской моде на хобби возможны перемены, поскольку прошлой осенью президент Ардзинба собрал еще урожай пшеницы и ржи.

Но если серьезно, то реально пока что удалось восстановить только несколько производств. В том числе винный завод, на котором до войны разливали по 30-50 тысяч бутылок первосортного вина ежедневно. Сегодня масштабы скромнее - менее 6 тысяч. Но как бы там ни было, в прошлом году на международной выставке абхазское вино "Апсны", которое производит компания "Вина и воды Абхазии", получило золотую медаль. Как сказала заведующая лабораторией винзавода Валентина Аргун, разливать дешевую водку необходимость отпала. Уже приобретены площади под виноградники, и они принесут плоды, если, конечно, опять не грянет война. Впрочем, в Абхазии не только ценят мир, но и готовятся его защищать.

Дом композиторов и его обитатели
Прежде на втором этаже знаменитого Дома отдыха композиторов находились покои, зарезервированные за Микаэлом Таривердиевым. Теперь в этих комнатах сидят абхазские полковники и выводят совсем другие ноты - после войны обитель советских мастеров искусств досталась местному минобороны. Аналогия напрашивалась сама собой, и, видимо, поэтому министр обороны Абхазии генерал-майор Рауль Хаджинба заранее предупредил, что оперативный позывной остался за ним прежний, еще военный - "21-й", а вовсе не "Композитор", как некоторые считают. Между прочим, по основной специальности Хаджинба чекист (капитан КГБ) и так же, как наш Сергей Иванов, мундиру предпочитает штатский костюм. Молод, эрудирован, демократичен. Генштаб и руководство минобороны питаются из одного котла с солдатами, охраняющими военное ведомство. Друг к другу офицеры чаще всего обращаются по имени, что и понятно: воевали в одних окопах.

Как и во всех молодых армиях, кадровых офицеров в армии Абхазии не так уж много. Но теперь, когда у Сухума есть ПВО, авиация и даже свой флот, изучать военное дело приходится настоящим образом. Создано двухгодичное офицерское училище. Работает военная кафедра при госуниверситете, после окончания учебы - год службы в лейтенантском звании. Призывники служат два года. И в подавляющей массе - вполне добросовестно. Но как свидетельствует сотрудник республиканского военкомата полковник Беслан Тарба, так называемые уклонисты появились даже в Абхазии. Более того, местная пресса зачастую охотно раздает "полезные советы" тем, кто не спешит выполнять воинский долг. Так что Абхазии, где все мужское население состоит в резерве и в случае военной угрозы должно моментально стать в строй, есть над чем задуматься. Выход Хаджинба видит в создании профессиональной армии. Но набирают контрактников в Абхазии на несколько иных условиях, чем у нас. В первый год контрактник получает всего лишь десять процентов от оклада, остальные идут на открытый счет. Полностью денежное содержание начинают выдавать только со второго года службы. Ну а если разорвет за это время контракт - все накопления пойдут в пользу минобороны.

Конечно, условия жесткие. Но на них соглашаются, поскольку военные зарплаты в Абхазии выше, чем на гражданке. И в этом весь секрет. Кстати, с выпускниками военного училища здесь тоже не миндальничают. Это у нас, получив бесплатное образование, лейтенанты уже на следующий день после выпускного бала втыкают штык в землю. Абхазские лейтенанты по старой советской традиции служат, как медные котелки, - долго. И все потому, что "прифронтовая" Абхазия не может себе позволить растрачивать военные кадры. Особенно в условиях перманентной угрозы военного конфликта.

Между прочим, решение кадровой проблемы в минобороны Абхазии тоже связывают с пуском электрички Адлер - Сухум. Здесь надеются, что теперь, коль скоро блокада прорвана, можно будет готовить офицеров и в российских учебных заведениях.

Итоги.ру

Статьи » Путешествие на электричке 18-02-2003

Комментировать материал, используя соцсеть ВКонтакте.

Обновление от 22.06.2015